Caña a la ISS

Ahora que el módulo Harmony ya está situado en su sitio y el montaje de la ISS va por fin viento en popa, leo en Novosti Kosmonavtiki que el ex cosmonauta Vasili Tsibliev, en la actualidad jefe del Centro de Entrenamiento de Cosmonautas, reconoce que el rendimiento científico de la estación es menor que el de la Mir. Según Tsibliev, en la Mir se realizaron unos 250 experimentos principales, y en la ISS «sólo» 240 desde 2001, aunque reconoce que en el futuro el rendimiento científico puede aumentar, lo cual supongo hace referencia al futuro acoplamiento de los módulos Columbus y Kibo. Para echar más leña al fuego, otro cosmonauta, Pavel Vinogradov, afirma que el potencial de la ISS está infrautilizado y que el rendimiento de las tripulaciones actuales de la ISS es inferior a las de hace 10 años. También critica al segmento ruso de la estación y su pobre capacidad de transmisión de datos a la Tierra.

Las críticas a la calidad de la ciencia realizada a bordo de la ISS no son nuevas, pero es curioso que esta vez procedan de astronautas en activo. Me llama la atención cómo se han invertido los papeles: hace una década los cosmonautas rusos, fieles a la tradición soviética, no soltaban prenda ni se atrevían a contradecir a sus jefes, mientras los astronautas de los EE.UU. eran bastante más críticos. Hoy en día, con las pocas misiones del transbordador que restan antes de 2010, parece que ningún astronauta americano en activo quiere decir nada que pueda alejarlo de una de las pocas plazas que aún quedan.

Texto original de la noticia:

Эксплуатация МКС значительно менее эффективна, чем орбитального комплекса «Мир» – начальник Центра подготовки космонавтов

За шесть лет эксплуатации МКС объем научных работ на станции возрос в три раза, передает ИТАР-ТАСС. Такие данные привел 15 ноября начальник Центра подготовки космонавтов Василиев Циблиев на открытии 7-ой Международной научно-практической конференции «Пилотируемые полеты в космос».
«С 2001 года на МКС было проведено 240 различных экспериментов, основные направления научно-прикладных исследований /НПИ/ – медико-биологические, биотехнологические, геофизические и физика солнца», – сказал он.
Циблиев, однако, признал, что по объему НПИ эксплуатация МКС значительно менее эффективна, чем орбитального комплекса «Мир», где каждый экипаж проводил до 250 экспериментов за полет. По его мнению, «когда станция будет достроена, доля науки возрастет».
Глава ЦПК обратил внимание на проблемы, снижающие эффективность НПИ на МКС. Одна из основных проблем – «поиск необходимой научной аппаратуры на борту», из-за которого «иногда эксперимент выполняет не тот экипаж, который к нему готовился, а следующий или даже через один». «У нас даже появилась шутка: инженер не тот, который знает, а тот кто знает где найти», – заметил Циблиев. По его мнению, для повышения отдачи научной работы «необходимо разработать более действенные механизмы отчетности экипажей, более активно использовать рычаги стимулирования, в том числе и материальные, как космонавтов, так и специалистов, которые готовят эксперименты, а также готовить космонавтов, как исследователей универсалов».
Начальник летно-испытательного центра Ракетно-космической корпорации «Энергия», командир МКС-14 Павел Виноградов, в свою очередь, подчеркнул, что «колоссальный научный потенциал в космосе используется очень слабо, отдача работы экипажей МКС намного ниже, чем 10-15 лет назад». «От задумки эксперимента до получения первых конкретных результатов проходят даже ни годы, а десятилетия», – посетовал космонавт. Кроме того, «новых, ярких экспериментов на МКС – 1-2, не более, остальное мы повторяем то, что мы делали на «Мире».
Одна из основных проблем, по его мнению, – отсутствие на российском сегменте МКС нормального канала связи с Землей. «То, что мы имеем – это каменный век, – сказал Виноградов. – Работать и не иметь возможности передавать приемлемые объемы информации – недопустимо». Кроме того, космонавт призвал постановщиков экспериментов поддерживать более тесные контакты с экипажами и информировать их о результатах проведенных на борту исследований. По мнению Виноградова, если бы ученые и космонавты почаще обменивались информацией, эффективность научных исследований была бы выше.
Космонавт также отметил, что в настоящее время «научная аппаратура занимает только несколько процентов от общего грузопотока». «Когда половина грузового корабля «Прогресс» будет загружена наукой, мы начнем получать реальные результаты», – убежден Виноградов.

– А.Ж.


La ISS tras la misión STS-120



Deja un comentario

Por Daniel Marín
Publicado el ⌚ 19 noviembre, 2007
Categoría(s): ✓ Astronáutica • ISS • Rusia